Датчики коленвала и распредвала

Датчики коленвала и распредвала

Для тех кому интересно, наши датчики считают зубъя, при приближении зуба к датчику, датчик вырабатывает импульс напряжения и посылает его блоку управления двигателем (ЭБУ). Эти сигналы крайне важны для ЭБУ, по ним определяются моменты зажигания и открытия форсунок.

Справедливый вопрос – Зачем их менять?

Есть много причин.

Датчик положения распредвала обладает маленьким ресурсом – имеет внутри полупроводниковую микросхему которая боится нагрева, а сам-то стоит на клапанной крышке и постоянно греется. Через 5 лет или 100 тысяч км – меняйте не думая! Этот датчик влияет на “трясучку” на прогретой машине (это неправильный момент зажигания или пропуски), а если он выйдет из строя то двигатель просто заглохнет и не будет заводиться.

Датчик положения коленвала – это вообще самый важный датчик в системе. Без сигнала от него любой инжекторный двигатель завести невозможно, без него не включится бензонасос, не откроются форсунки, не будет искрообразования. Кстати говоря, на наших машинах именно по нему идет реальный момент зажигания. Если он выходит из строя то вы встаете посреди дороги и не заводитесь вплоть до замены датчика. Принцип работы его такой же как датчика распредвала (эффект Холла) и конструкция та же, но ресурс должен быть побольше, так как он не так сильно греется. Этот датчик влияет вообще на все – на расход, на стабильность холостых оборотов, на динамику, на приемистость, на скорость запуска холодного двигателя.

Как определить неисправность ДПРВ и ДПКВ?

К великому сожалению, на эти датчики практически никогда не бывает ошибок пока они не начнут совсем отказывать, система самодиагностики не фиксирует. Однако, есть несколько стандартных случаев:

1. Машина ездит, но выдает ошибку 1345. Эта ошибка означает несоответствие показаний ДПРВ и ДПКВ, то есть либо один из датчиков пропускает сигналы, либо оба сразу. Здесь проще всего поставить заведомо исправный ДПРВ (болтик на 10), сбросить ошибку и смотреть появится ли снова.

2. Машина глохнет и какое-то время не заводится после того как заглохла, выдает ошибку 1345. Здесь можно поступить по-разному. Глохнет потому что один из датчиков нагревается и отказывает, заводится не сразу а через время потому что этот датчик остывает и снова начинает работать. Итак:

– раз датчики нагреваются и отказывают, значит если датчик охладить то он сразу должен заработать и двигатель запустится – попробуйте по очереди охлаждать датчики водой!

– сгодится и способ с заменой датчиков на заведомо исправные

3. Машина глохнет. Ошибка 0335. Если вы получили такую ошибку, вам нужно срочно заменить ДПКВ. Можете конечно попроверять и удостовериться, но это единственный 100%-ый случай когда можно сразу сказать какой датчик неисправен.

Кстати говоря, для того чтобы получить эту ошибку либо удостовериться что она не выскакивает, необходимо крутить стартером примерно 5 раз по 5 секунд. Это полезный нюанс если ваш мотор совсем не хочет запускаться.

4. Как вообще проверить что ДПКВ живой или мертвый? Включите зажигание и суньте этому датчику под нос что-нибудь металлическое – сразу должны защелкать форсунки, если щелкают значит живой.

Как можно продиагностировать ДПКВ и ДПРВ?

Неисправности этих датчиков (пропуски импульсных сигналов) можно отловить хорошим диагностическим оборудованием или осциллографом. Датчики при нормальной работе дают ровный сигнал меандр с постоянным периодом и амплитудой при постоянных оборотах двигателя. Рекомендуется обратиться к хорошему диагносту, так как дело довольно тонкое и осциллограф не у каждого есть.

Где находятся датчики и как их менять?

Ну да ладно, начнем. Нам надо всего-ничего: домкрат, баллонник, ключ-головка на 10 и какая-нибудь отвертка-ковырялка расковыривать пластиковые фиксаторы провода датчика оборотов коленвала.

С ДПРВ вообще все просто – открутил и поменял. На двигателе ZL-VE он стоит прямо сверху, на других двигателях он обычно стоит на клапанной крышке с левого торца двигателя если стоять лицом к нему. Все датчики одинаковые и крепятся болтом на 10.

С ДПКВ тоже все просто, но есть нюансы. Во-первых, сразу скажу что на 323 и Familia датчики одинаковые, а вот на Mazda Protege они почему-то другие. Здесь видно где разъем на двигателе ZL-VE:

Здесь видно что надо снять колесо, снять пластик – и вот он родной! А теперь советую взять баллонный ключ на 21 которым вы откручиваете колеса и повернуть шкив коленвала так чтобы зуб синхронизации встал напротив датчика – и тогда сразу поймете как нужно ставить датчик.

Осторожно, датчик можно поставить так что его разобъет зубъями. И никогда не пытайтесь выставить зазор сверху из-под капота.

По учебнику зазор между зубом и датчиком должен быть 0.5-1.5мм. Возьмите монетку 1 рубль, положите между зубом и датчиком и затяните болтик крепления – вот вам зазор 1мм.

А вот так выглядит датчик оборотов коленвала на двигателе ZL-DE. Собственно, одно и то же:

Коды замененных деталей для двигателя ZL-VE:
Датчик положения коленвала – ZL0118221A
Датчик положения распредвала – ZL0118230

Автор: Slasla

Использование материалов данной статьи без ссылки на первоисточник запрещено

BMW 5 series М50 Vanossssss › Бортжурнал › Про ДПКВ и ДПРВ (датчики коленвала и распредвала)

Решил поделиться опытом на счет этих двух замечательных датчиков! Мой опыт
Опыт у меня есть, т.к. я с ними игрался целую неделю, перечитал все возможные и невозможные статьи, перепроверил несколько датчиков и т.д.
Информация для двигателей с мозгами Siemens MS 40-40.1
Итак, в дальнейшем:
ДПКВ — датчик положения коленвала
ДПРВ — датчик положения распредвала

Немного теории:
Датчик положения коленчатого вала (ДПКВ) (СКР) (Датчик импульсов, Датчик Холла, Датчик импульсов распределителя зажигания).

Симптомы неисправности:
— неустойчивые обороты двигателя на холостом ходу
— самопроизвольное повышение или снижение оборотов двигателя
— остановка работы двигателя
— невозможность запуска двигателя/затруднение запуска двигателя
— снижение мощности двигателя
— возникновение детонации при динамических нагрузках
— пропуски искрообразования
При его неисправности не будет ни включение бензонасоса, ни открывания форсунок, ни искры. Если хоть что то из этого есть, то скорее всего причина не в нём.

Примечание: Если на автомобиле BMW E34 стоят DME(мозги) фирмы Siemens, то в случае неисправности ДПКВ автомобиль заведётся и будет работать (возможно не совсем устойчиво), брав показания с ДПРВ. Проверить тестером (замерив сопротивление) датчик не получиться.

Если дпкв неисправен, не факт, что не будет искры, подачи топлива и т.д. Он может работать, но не очень хорошо (оголились провода). Искра будет и топливо будет, но это всё дело будет плохо синхронизироваться.

Датчик положения распределительного вала (фаз) (ДПРВ, Импульсный датчик распредвала).

Симптомы неисправности:
— расход топлива
— сбои в работе системы самодиагностики
— выхлоп грязнее

Теперь мои наблюдения:
Эти датчики впринципе надёжные…НО со временем обмотка провода дубеет и начинает рассыпаться…даже если провода не соприкасаются, у них уже нет “экрана”, который держит сигнал в самом проводе, не давая ему теряться.
Основной для работы двигателя, конечно, ДПКВ!
Без него машина если и будет работать, то очень нестабильно, возможны хлопки. Зажигание будет чуток неправильным.
Этот датчик синхронизирует подачу топлива и искру, чтоб они подавались одновременно.

ДПРВ определяет, в какой цилиндр и искру и топливо нужно подавать.

На мозги Siemens MS40 и MS40.1 подходят датчики БЕЗ выпирающего магнита.
ДПКВ — 12 14 1 730 027
ДПРВ — 12 14 1 703 221

Как проверить датчики?
На мозгах Siemens просто так мультиметром ты их не проверишь! Нужен осцилограф, который меряет сдвиги фаз в частотах…вот есть статейка про это, а также про реанимацию датчика…
Но можно хоть приблизительно проверить сопротивление, чтоб понять, замкнуты провода где-то по пути или нет…
Между 1-й и 2-й ножкой на “папе” датчика должно быть около 13 Ом, между 2-й и 3-й — около 3 Ом. (на некоторых датчиках пишут номера ножек, на других нет)
Так вы будете знать, что сам датчик не замкнутый.

Как проверить провод от датчика к мозгам?
Замеряли сопротивление датчика между 1-й и 2-й ножкой, там 13 Ом. Ура. Подключаем его к “маме” этого датчика под впускным коллектором.
Идём к мозгам (думаю все знают, где мозги у их машинки). Вскрываем защитную пластмассовую накладку на длинном “папе”, который вставляется в мозги.
Там видим кучу впроводов в 3 ряда.
Если нужна полная распиновка — смотрите здесь.
На схеме находим ДПКВ и ДПРВ

Мой совет тем, кто не сталкивался с этими датчиками:
Если даже машина работает типа нормально…всё равно советую проверить эти два датчика. неисправность ДПРВ вообще сложно заметить, а ДПКВ может попортить вам нервы как всегда в неподходящее время.

2017-09-10 Датчики распредвала и коленвала

В конструкции любого автомобиля предусмотрено использование валов с целью обеспечения работоспособности различных систем. Для определения параметров их работы устанавливаются специальные датчики валов, они же энкодеры, устройства, позволяющие преобразовывать механический угол поворота вала в электрические импульсы, сигналы, передающиеся на ЭБУ. Прежде всего речь идет о таких системах как:

  • двигатель внутреннего сгорания (ДВС);
  • рулевое управление;
  • автоматическая коробка передач.

АКПП , которая устанавливается не на все автомобили, может оборудоваться датчиком частоты вращения входного вала. На вале рулевого управления, особенно на автомобилях с электроусилителем руля, устанавливается датчик крутящего момента, который может быть объединен с датчиком угла поворота рулевого колеса.

Двигатель оборудуется двумя типами валов:

  • коленчатый вал, он же коленвал, на нем устанавливается датчик положения коленвала;
  • распределительный вал, он же распредвал, на нем используется датчик положения распредвала.

Остановимся на последних двух типах датчиков более подробно.

Определение

Датчик коленвала, он же ДПКВ, реже ВМТ – узел, который предназначен для определения угла положения, направления и скорости вращения коленвала с целью обеспечения синхронизации работы элементов системы зажигания и топливных форсунок двигателя, включения электробензонасоса, работы тахометра.

Датчик распредвала, он же ДПРВ – узел, необходимый для расчета углового расположения механизма газораспределения по отношению к коленвалу двигателя с целью управления системой впрыска топлива и зажигания в бензиновых силовых агрегатах.

Если двигатель оборудуется системой, позволяющей изменять фазы газораспределения, то датчик положения распредвала дополнительно отвечает еще и за управление этой системой.

В дизельных силовых агрегатах датчик распредвала необходим для расчета местоположения поршней в верхней точке текущего такта сжатия.

Классификация и конструкционные особенности

Датчик положения коленвала ставится на коленвал и может быть:

  • магнитным, двух- или трехконтактным, его работа основана на принципе электромагнитной индукции, поэтому он еще называется индуктивным, этот тип получил наибольшее распространение;
  • Холла, трехконтактным, работающим на эффекте Холла, такой датчик коленвала также используется как датчик распределителя зажигания;
  • оптическим, принцип работы основан на использовании преобразования светового потока в импульс электрического напряжения.

Датчик положения распредвала это, как правило, датчик Холла, хотя его конструкция в бензиновых и дизельных моторах имеет ряд отличий. Могут устанавливаться и магнитные индуктивные датчики. Причем их может быть как один, так и несколько, все зависит напрямую от конструкции двигателя, количества распредвалов и ряда других параметров.

Месторасположение датчиков напрямую зависит от конструкционных особенностей определенного силового агрегата.

Неисправности

Датчик коленвала и датчик распредвала выходят из строя по причине поломки механической или электрической части вследствие естественного износа, механических повреждений, по ряду других причин. В результате поломки на приборной панели загорается индикатор «Check Engine». При неисправном датчике коленвала двигатель глохнет или не запускается. Если неисправен датчик распредвала, то значительно повышается расход топлива , а на ряде моделей, при наличии, выходит из строя механизм изменения фаз газораспределения двигателя.

Диагностика

С целью выявления неисправностей датчиков валов используется инструментальная диагностика при помощи мультиметра, тестеров, осциллографов и других приборов, сканеров, включая считывание и расшифровку кода ошибки. При необходимости проводится демонтаж датчиков для проверки их работоспособности и визуальный осмотр на предмет наличия трещин, деформации контактов и следов других механических повреждений.

Замена

Датчик положения распредвала и датчик положения коленвала, как правило, узлы неразборные, все напрямую зависит от их конструкции, поэтому производится замена узлов в сборе. Работы лучше доверить опытным и квалифицированным автоэлектрикам и мотористам, которые имеют специальные допуски, знают тонкости и нюансы двигателей, устанавливаемых на современные автомобили. Все связано с тем, что от исправности датчиков, которые установлены на коленвал и распредвал, напрямую зависит в каком состоянии находится двигатель внутреннего сгорания, его работоспособность и эффективность работы.

И последнее. Замену датчика распредвала желательно выполнять после пяти лет эксплуатации или пройденных 100 тысяч километров пробега, даже если узел исправен.

каковы признаки помирания ДПРВ и ДПКВ?

Опции темы
Поиск по теме

каковы признаки помирания ДПРВ и ДПКВ?

ТУРЫ ПО ВСЕМУ МИРУ

у нас на ветке было много тем, когда двигатель неожиданно глох и потом не заводился. во всех случаях виноват было ДПКВ. можно сделать некий вывод, что у датчика 2 режима: работает/не работает.

возможно. у меня-то работает. только не так как должно быть. я-то помню, как он раньше работал, какова динамика бы ла и т.д.

так что получается ДПКВ отпадает?

ТУРЫ ПО ВСЕМУ МИРУ

да фиг его разберет, но мое имхо оба этих датчика, также как и датчик АБС либо работают либо нет. там же устройство примитивное выступ на шкиве и сам датчик.

А в книжке что пишут по поводу их проверки? а то моя в машине лежит.

книжку, если честно, не листал. некогда пока было.

ТУРЫ ПО ВСЕМУ МИРУ

не факт.
вибрация фообще загадка на фамильках. вроде ВСЕ в порядке, а вибрация в той или иной мере проявляется.

ТУРЫ ПО ВСЕМУ МИРУ

хренасе какие признаки, ет датчики подающие информацию о вращении валов, комп же на основании етой инфы управляет зажиганием.

ребят. отходим от темы. ПРИЗНАКИ какие.

ТУРЫ ПО ВСЕМУ МИРУ

вибрация на прогретом, расход повышенный, 100 тык пробега.
С ДПКВ можно еще поэкспериментировать пробуя изменить расстояние до инф-пластины, только в допустимых пределах и по щупу, а не на глазок!

1. вибрация была всегда )))
2. расход в норму приходит (литров 14 шас. но было по предыдущей заправке 20! )))))
3. . хм. 94900 км пробега.

вопрос: щуп какой используется?

ТУРЫ ПО ВСЕМУ МИРУ

Вот как раз такие признаки – не едет толком машина.И чем дальше тем хуже.

Вот я попросил бы фото пресловутого датчика ДПКВ запостить. Где хоть он? Со стороны ГРМ его точно нет, может он где-то у АКПП?

На ZL-DE он как раз со стороны ГРМ=))))))

ТУРЫ ПО ВСЕМУ МИРУ

Скорее не вибрация, а плавание оборотов.
датчики ДПКВ и ДПРВ либо работают либо нет. соответственно машина не заводится. Эти датчики еще называют цифровыми датчиками холла, по сути это дальнейшее развитие обычного датчика холла которые ставились на старые модели. Они отличаются тем что в нем установлена микросхема усиливающая сигнал и преобразующая в цифровой двухуровневый сигнал на выходе. Соответственно проверить работу датчиков можно только осциллографом. прогрев или перегрев мало влияет на датчики. по моим наблюдениям проблемы в основном с ДПКВ начинаются с наступлением морозов и тут сразу появляется тема на форуме про датчики ДПРВ и ДПКВ, но о кончине ДПКВ что то я не встречал сообщений на форумах.

О! так я и думал, что на В-моторах его нет похоже 🙂

Археологи ауууу))) (с)
Спустя 5 лет, что-нибудь прояснилось?
Передо мной дпрв. На проводах у фишки была нарушена изоляция открутив датчик провода переломились. Если сигнал от него не шел тогда ошибка должна выскочить была, но ошибок не было. В книжке от автодаты написано измерьте сопротивление на выходах В и А. Показан рисунок с датчиком 2х контактным.
Сопротивление 0.95-1.25кОм
При необходимости замените датчик.
У меня же три вывода в датчике. Датчик от митсубиши с 2 кодами
J5T23281
ZL01 0706
Не один на нынешний партнамбер ZL01-18-230 не указывает. Тупо нет такого кода судя по экзисту. Предполагаю, код сменился потому что большинство в моей машине девайсов от митсубиши. Скорее всего он родной потому что я фишку снимать замучился всё в затвердевшей грязи было.
Попробовал померить сопротивление в положении 20к результатов не дало. На фото покажите какие выводы замерять.
Напомню, машина не заводится после длительной стоянки. Насос форсунки стартер всё срабатывает, но крутит как холостую. Выпускной распредвал вращается. Метки не смотрел, но он если бы и перескочил на зуб два то заводился бы хоть, но работал не верно, а тут даже вспышек нет. Катушки свечи провода новые.
Хочу спросить сопротивление по книге верное?

На прозвонке контактов вот такие значения

по сопротивлению ноль эмоций

Что из себя представляет импульсный датчик положения распредвала (ДПРВ)

Доброго времени суток Уважаемые читатели.

Сегодня решил я написать про импульсный датчик положения распредвала, что он из себя представляет и как понять рабочий ли он…

И так:
Датчик положения распредвала является интегральным датчиком, включающим чувствительный элемент и вторичный преобразователь сигнала.
Чувствительный элемент выполнен на основе магниторезистивного эффекта, который заключается в изменении электрического сопротивления при воздействии (изменении) слабого магнитного поля.
Вторичный элемент содержит мостовую схему, операционный усилитель и выходной каскад, выполненный в виде открытого коллектора.
При появлении штифта-отметчика датчик формирует сигнал низкого уровня, близкий к массе.

Гибель” датчика положения распредвала неопытному ремонтнику без диагностического оборудования обнаружить весьма сложно. Хотя двигатель и работает в нештатном режиме попарно-параллельной подачи топлива, когда каждая форсунка срабатывает в два раза чаще (один раз за каждый оборот коленвала) — определить это на слух пытаться не стоит. Выхлоп теряет былую чистоту , но поймать увеличение токсичности удается только замерами по ездовому циклу. Понять, что мотор нездоров, можно по возросшему расходу топлива . Еще один признак неисправности — сбои в работе системы самодиагностики. К другим неприятным для двигателя последствиям отказ датчика распредвала привести не должен…

НАИБОЛЕЕ ЧАСТЫМИ НЕИСПРАВНОСТЯМИ ДАТЧИКА ПОЛОЖЕНИЯ РАСПРЕДЕЛИТЕЛЬНОГО ВАЛА (ДПРВ) ОТНОСЯТСЯ:

Причина 1: датчик не подключен к жгуту проводов.
Причина 2: наличие воды в соединителе датчика.
Причина 3: замыкание на массу сигнального провода датчика.
Причина 4: обрыв сигнального провода датчика.
Причина 5: замыкание на бортсеть сигнального провода датчика.
Причина 6: обрыв экранирующей оболочки проводов датчика или жгута.
Причина 7: обрыв провода электропитания датчика.
Причина 8: перепутано подключение проводов электропитания датчика.
Причина 9: неисправность датчика положения распредвала.
Причина 10: неисправность высоковольтных цепей зажигания.
Причина 11: неисправность блока управления двигателем. (Крайне редкая неисправность)
Причина 12: большой монтажный зазор между датчиком и отметчиком. (Тут причиной могут быть природные факторы, например скопившаяся грязь в совокупности с моторным маслом)
Причина 13: малый монтажный зазор между датчиком и отметчиком.
Причина 14: повышенное торцевое биение шестерни распредвала. (в данном случае, необходимо вскрыть крышку двигателя и смотреть состояние самих валов)
Причина 15: возможно наличие стружки на самом датчике, т.к. он работает на импульсной основе, наличие стружки будет влиять на ошибочные показания датчика.

Способы проверки исправности цепи датчика.

1. Проверьте подключение датчика к жгуту проводов.
2. Если подключение датчика к розетке жгута проводов нормальное, то отсоедините от датчика розетку жгута проводов и проверьте наличие воды в его соединителе. При необходимости вытряхните воду из вилки и розетки соединителя датчика, очистите контакты от грязи.
3. Внимательно осмотрите целостность кабеля датчика и его оболочки. Возможно повреждение кабеля. (кстати наиболее распространенная причина неисправности ДПРВ, т.к. он расположен в непосредственной близи с двигателем, от его температуры изоляция проводов пересыхает и рассыпается, и как следствие происходит замыкание).
4. Проверьте сопротивление вторичных обмоток катушек зажигания—оно должно быть в пределах 13 кОм.

По большому счету по аналогичному принципу работает и датчик положения коленвала ДПКВ.

Надеюсь кому-нибудь данная статья окажется полезной.
Всем спасибо за внимание, буду рад Вашим отзывам и критике.

Выхлоп у меня не ровный это факт, жор бенза тоже. Склоняюсь что форсунки льют за один оборот коленала

Датчики коленвала и распредвала

ДАТЧИКИ ПОЛОЖЕНИЯ РАСПРЕД ВАЛОВ И КОЛЕНЧАТОГО ВАЛА.

ПРОВЕРКА И ДИАГНОСТИКА.

ДАТЧИК ПОЛОЖЕНИЯ РАСПРЕД ВАЛОВ. (ДПРВ) (CMP)

ДПРВ – по работе этого датчика определяется в каком из цилиндров должен осуществляться впрыск топлива и зажигание. Распред вал делает 0,5 оборота при каждом обороте колен вала.

Уровень сигнала при первом обороте будет высоким U=5В , при втором низким U=0В

Выходной сигнал достигает максимума и минимума за 2 оборота коленчатого вала, что соответствует рабочему циклу в различных цилиндрах двигателя. Зажигание в цилиндрах 1 и 3 происходит при малом уровне сигнала (U=0 B) , а в цилиндрах 2,4,5 при высоком уровне сигнала (U=5B).

ПРИ НЕИСПРАВНОСТИ ДАТЧИКА ПУСК ДВИГАТЕЛЯ НЕ ВОЗМОЖЕН.

Коды ошибок 3-1-4 и 3-2-4

Код неисправности 3-1-4 записывается, если сигнал с датчика ПРВ ,сравниваемый с сигналом датчика ПКВ, остается постоянным на протяжении 6 оборотов КВ подряд.

В этом случае двигатель не пускается и не останавливается.
Если сигнал восстанавливается возможен пуск двигателя.

Код неисправности 3-2-4 записывается, если контроллер управления системой зажигания короткое время не получал сигнал с датчика ПРВ.

Проверка тестером датчика положения распред валов.

Разъем имеет три контакта.

1- масса датчика
2- сигнал с датчика
3- питание датчика (приблизительно 10 Вольт)

  • Отсоединяем датчик от разъема .
  • Включаем зажигание.
  • Тестером проверяем соответственно питание и массу. Отностительно массы автомобиля меряем постоянное напряжение.
  • НА 1 контакте разъема U=0 В
  • На 3 контакте разъема U=10-12 В
  • Подключаем датчик к разъему.

Проверяем его работу.

  • Берем иголку и прокалываем изоляцию на проводе идущему к 2 контакту разъема , втыкая иголку в провод.
  • Подсоединяем тестер в режиме измерения постоянного напряжения, между массой авто и иголкой.
  • При прокручивании стартером напряжение должно колебатся в пределе от 0 до 5 Вольт.
  • Если сигнал отсутствует, проверить еще раз питание датчика и его массу.
  • Отсоединить разъем датчика ПКВ. Чтобы предупредить воспроизведение его кода срабатывания в испытательном режиме 2.
  • Пустить двигатель .
  • Должен отобразится код 3-4-2

ДАТЧИК ПОЛОЖЕНИЯ И ЧАСТОТЫ ВРАЩЕНИЯ КОЛЕНЧАТОГО ВАЛА (ДПКВ) (RPM)

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-494499-37', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-494499-37', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[103513] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-494499-36', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-494499-36', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[103511] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-494499-34', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-494499-34', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[103512] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-494499-35', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-494499-35', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[103510] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-494499-33', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-494499-33', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[103509] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-494499-32', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-494499-32', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[103508] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-494499-31', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-494499-31', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[103507] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-494499-30', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-494499-30', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[103506] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-494499-29', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-494499-29', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[103505] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-494499-28', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-494499-28', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[103504] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-494499-27', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-494499-27', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[103503] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-494499-26', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-494499-26', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[103502] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-494499-25', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-494499-25', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[103501] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-494499-24', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-494499-24', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[103500] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-494499-23', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-494499-23', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[103499] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-494499-22', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-494499-22', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[103498] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-494499-21', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-494499-21', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[103497] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-494499-20', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-494499-20', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[103496] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-494499-19', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-494499-19', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[103495] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-494499-18', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-494499-18', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[103494] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-494499-17', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-494499-17', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[103493] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-494499-16', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-494499-16', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[103492] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-494499-15', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-494499-15', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[103491] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-494499-14', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-494499-14', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[103516] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-494499-13', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-494499-13', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[103515] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-494499-38', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-494499-38', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[103490] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-494499-12', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-494499-12', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[103489] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-494499-11', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-494499-11', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[103488] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-494499-10', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-494499-10', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[103487] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-494499-9', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-494499-9', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[103486] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-494499-8', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-494499-8', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[103485] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-494499-7', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-494499-7', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[103484] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-494499-6', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-494499-6', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[103483] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-494499-5', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-494499-5', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[103482] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-494499-4', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-494499-4', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[103480] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-494499-1', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-494499-1', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[103481] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-494499-2', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-494499-2', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');";
Ссылка на основную публикацию